Груда черепицы
Главная » Мотивация » Груда черепицы

Груда черепицы

Он стоял перед кучей старой черепицы, достававшей своими извилистыми краями до самой груди. Страх, сковавший его тело, не позволял даже набрать глотка спасительного воздуха, чтобы тело ощутило всю трагедию его состояния. В воздухе витал запах крови и разломанных костей. А толпа ждала от него нового рекорда…

Только сейчас он понял, что переборщил, укладывая огромную стопку. Только сейчас он осознал клеточками своей плоти, как хрупок, слаб и труслив он. Именно в этот момент он почувствовал сначала дрожь и слабость в ногах, а затем сковавший его мозг давно забытый им нечеловеческий ужас.

«Это конец!» – еле подумал он. И в этот момент его глаза зафиксировали и передали в мозг новую картинку – её. Это были даже не глаза, а шестое чувство, интуиция, может, еще что-то, что позволило выделить эти черты из многих сотен в толпе болельщиков. «Зачем она пришла смотреть на мой позор? Зачем ей надо видеть мое падение?» – эти вопросы подобно безжалостной струе раскаленной плазмы пронзили его скованный страхом мозг. Последние месяцы его сверхтренировок она была свидетелем его восхождения, свидетелем его рекордов, которые он делал ради нее. Она неотступно следовала за ним и во время тренировок, и тогда, когда он потирал руками ушибленные кости или вытирал краем распахнутого кимоно окровавленный нос. Даже когда он лежал, забывшись от усталости в нечутком сне, она являлась к нему, заставляя забывать о боли и пощаде к себе.

Теперь его тело дрожало от злости, ненависти к ней. Зачем она здесь? Только затем, чтобы показать, что без нее он – ничто, слабак, мертвец, сопливый романтик… «Нет! Ложь! – крикнул клокочущий от ярости его внутренний голос. – Я все равно сделаю это».

Он попробовал сконцентрироваться на груде черепицы, но не смог даже зафиксировать свое внимание. Его тело было скованно жуткой нечеловеческой яростью к ней. И тут он увидел новую картину: она находится в сопле огромной ракеты, которая взлетает в небо. Струи плазмы и молекулярного газа с огромной скоростью обрушиваются на нее, обволакивая пламенем все тело. Температура газа так велика, что ее прекрасное тело не загорается, а начинает испаряться на атомы и элементарные частицы. И в этот самый момент он чувствует, как миллиарды тончайших иголок пронизывают его сердце в страшном, диком, необузданном вопле сострадания. Он понимает, что злость, боль, ярость – это все было для того, чтобы спрятать самое главное в жизни человека чувство – любовь. Много лет назад он побывал на планете Любви, но не смог понять природу этих чувств. Его Учитель сказал тогда ему: «Сначала страх переходит в злость, а злость рождает любовь. Не пройдя злость, ты не постигнешь любовь». И он оставил ее. Он помнил, как долго Любовь не покидала его, он хорошо помнил, как страдал его молодой и здоровый организм, какими методами он выжигал это чувство из своего сердца. Именно поэтому, спустя много лет, он считал, что это чувство к нему больше не вернется. Как он ошибался…

Какая-то неземная сила притягивала его к ней. Он смотрел на нее и чувствовал необходимость после долгих месяцев разлуки подойти и обнять ее за нежные и тонкие плечи, прижать к своей груди и крепко-крепко поцеловать в эти прекрасные алые, полувоздушные, нежные губы. Именно в этот момент он осознал, что и она пришла для того, чтобы отдать ему все то, что принадлежало ей – мысли, чувства, желания… «В любви нет равных, так как любовь – величайшая радость для слабого и истинное страдание для сильного». Эти слова, когда-то сказанные его Учителем, казалось, на мельчайшие частички разорвали его мозг и унесли все его чувства. Его мозг стал подобен черной заброшенной планете, на которой нет воды, растительности и живых существ. На этой планете царят мрак и холод. Имя этой планеты – Грусть. Только сейчас осознал он, как одинок на своем пути: семья, родители, дети, ученики, даже любимая, видели его только таким, каким он был вне его Пути. А на Пути Воина его не видел никто и не хотел видеть.

«Путь Воина есть решительное и окончательное принятие Смерти, следование кодексу чести Бусидо» – эхом отозвались слова легендарного самурая Ямамото Цунэтомо в его темном сгустке серого вещества…

Он почувствовал равномерное дыхание своего тела и ленивый стук сердца. Сильные руки готовились нанести единственный удар в его жизни. Его мозг не действовал, не думал и не жил. Точнее, его мозг существовал отдельно от тела. Его мысли попали в бескрайний океан бестелесных чувств, эмоций и движений. Его самого поглотила темная пустота, Вселенная человеческих состояний и переживаний. Теперь он мог видеть все, слышать обо всем, что делалось в мире, чувствовать любые эмоции, определять любых людей, строить и разрушать человеческие отношения. Величайшие парапсихологи, геополитики, аналитики во всем человеческом мире не обладали сейчас такой властью над обществом, какой обладал он. Но он не чувствовал себя Богом, он не чувствовал себя гением или сверхчеловеком, ибо его природе были чужды любые человеческие желания…

В этот момент толпа зрителей и учеников затихла. Перед ними стоял улыбающийся человек. Вот он плавно, как бы не желая этого, поднял свою руку и… в следующий миг также плавно провел ей до стопки черепиц…

Человека совершенных моральных качеств огонь не может обжечь, вода – утопить, ни холод, ни жара не могут его погубить, но это не значит, что он – камикадзе. Это говорит о том, что он тщательно изучает опасное и безопасное, сохраняет спокойствие в беде и счастье, спокойно относится к приходу и уходу.

1998